Жимерин Дмитрий Георгиевич

"Обязательно все восстановим"

1943 - 1945

Отрывок из книги В.Л.Гвоздецкого «Дмитрий Георгиевич Жимерин: Жизнь, отданная энергетике»,Москва, Энергоатомиздат, 2006 г.

Главная

В результате военных действий и временной потери части территории энергетическая база Советского Союза в начале войны значительно сократилась. На электростанциях было выведено из строя около 5 млн. кВт мощностей, повреждены или разрушены 61 станция и более 10 тыс. км высоковольтных ЛЭП. По установленной мощности электростанций и выработке электроэнергии страна была отброшена на многие годы назад.

В период войны было несколько случаев, когда ввиду попеременно менявшейся ситуации на фронте электростанции сначала выводились из строя, затем восстанавливались, а потом вновь демонтировались или разрушались. Так было, в частности, с Шахтинской ГРЭС – базовой электростанцией Азчерэнерго. Управляющий энергосистемой Г.Л. Асмолов, на которого Д.Г. Жимерин возложил руководство энергоснабжением прифронтовых районов юга страны, вспоминал: «Пришел полоснувший по сердцу приказ немедленно приступить к демонтажу и эвакуации энергоагрегатов, оборудования электростанций, мощных линий электропередачи в точно определенные восточные районы страны. Оборудование должен был сопровождать персонал предприятий. Для нужд фронта требовалось сохранить самое необходимое. При отходе ни один объект не должен попасть в руки врага…

Дни и ночи шла эвакуация оборудования. Не хватало вагонов, все отдавалось воинским частям. Погрузка зачастую велась под огнем с воздуха. Не раз проплывали перед глазами эшелоны-призраки, каркасы сгоревших вагонов… Все же нам удавалось формировать и отправлять составы. Но главной задачей оставалось электроснабжение прифронтовой зоны!

По поручению Государственного комитета обороны Д.Г. Жимерин руководил работой комиссии по оценке ущерба, нанесенного энергетике страны. Суммируя итоги проведенной работы, Дмитрий Георгиевич писал: «За период оккупации специальные подразделения войск противника демонтировали и вывезли в Германию 1400 паровых и гидравлических турбин, такое же количество паровых котлов, 11 300 различных генераторов, большое количество трансформаторов и электромоторов. На предприятиях, электростанциях и подстанциях было изъято большое количество силовых, контрольных и телефонных кабелей, приборов измерения и защиты».

По мере изгнания фашистских войск Д.Г. Жимерин регулярно выезжал в освобождавшиеся от врага регионы: необходимо было оценить степень разрушения энергетической инфраструктуры и наметить пути ее скорейшего восстановления. По итогам проведенных обследований нарком писал: «Уже первые осмотры показали, что фашистские войска разрушали энергетические объекты по обдуманному и заранее составленному плану. В первую очередь разрушению подвергались крупные, оснащенные современным оборудованием тепловые и гидравлические электростанции. Так, в наиболее разрушенном состоянии находились крупнейшие тепловые электростанции – Дубровская, Новомосковская, Штеровская и Криворожская. На других электростанциях – Зуевской, Шахтинской, Харьковской и т. д. войска противника подрывали оборудование как в целом, так и особо важных частей (валы турбин и генераторов, колонны и барабаны котлов, редукторы и горловины мельниц, моторы и трансформаторы и т.д.).

Крупнейшие разрушения были произведены на гидроэлектростанциях – Днепровской, Свирской, Баксанской, Кегумской и др., на них были взорваны плотины, шлюзы, здания, оборудование, мосты и механизмы.

Узловые и другие понизительные подстанции пострадали от взрывов, артиллерийского огня и пожаров масла, находящегося в трансформаторах и масляных выключателях».

Большим разрушениям подверглись не только захваченные врагом объекты, но и электростанции, оказавшиеся в прифронтовой полосе или зоне боевых действий. Одной из них была Сталинградская ГРЭС.

В августе 1942 г. вражеская авиация начала проводить систематические налеты на станцию. Были частично разрушены машинный зал, топливоподача, подсобные помещения, несколько человек погибло. По указанию наркома Д.Г. Жимерина 31 августа 1942 г. началась эвакуация рабочих электростанции и сетей, членов их семей на Урал, в Казахстан и в другие районы страны. Всего было отгружено четыре эшелона оборудования и аппаратуры, эвакуировано более 3 тыс. человек, 715 человек переправили на левый берег Волги. На СталГРЭС остались только те, без кого станция не могла работать, и люди, зачисленные в специальные подразделения.

Ни воздушные налеты, ни артиллерийские обстрелы не могли сломить дух и упорство энергетиков. Это был героический труд, равный ратному труду тех, кто на улицах города-героя отражал вражеские атаки. Каждую минуту у котла, турбины, генератора, где стояли на рабочих местах люди, могли разорваться бомба или снаряд. И даже в то время, когда уносили сраженного товарища, люди не покидали своих постов.

23–25 августа 1942 г. в результате массированных налетов (до 2000 самолето-вылетов в день) вражеской авиации оказались сильно разрушенными линии электропередачи от ГРЭС до города и городская подстанция, электроснабжение прекратилось. Ценой огромных усилий повреждения были устранены и 29 августа город получил электроэнергию.

В течение 4 и 5 ноября 1942 г. СталГРЭС подверглась бомбежке больших групп вражеской авиации – до 40 самолетов одновременно. Было сброшено свыше 200 авиабомб. Электростанция оказалась полностью выведенной из строя. За два дня на СталГРЭС погибли 24 человека. Всего во второй половине 1942 г. на территорию электростанции упало до 900 снарядов, из них свыше 200 попало в ее цехи и агрегаты…

Закончился январь 1943 г. На улицах города еще гремели последние выстрелы орудий, а на Сталинградской ГРЭС начались восстановительные работы. Для пуска первых агрегатов требовалась электроэнергия, которой в Сталинграде не было… В кратчайшие сроки соорудили микроГРЭС. Для этого асинхронный двигатель с фазным ротором мощностью 160 кВт превратили в генератор трехфазного тока (напряжение 0,4 кВ). Возбудителем служила сварочная машина постоянного тока. В качестве привода использовали судовой одноцилиндровый дизельный двигатель внутреннего сгорания мощностью 147 кВт (200 л.с.). МикроГРЭС дала ток. Зажглись светильники в помещениях электростанции, заработали станки механического цеха, электросварочные аппараты на ремонте пускового котла №2 и трубопроводов. Из-за малой мощности микроГРЭС не все механизмы могли работать одновременно, поэтому восстановительные работы велись в две и три смены…

Уже в марте 1943 г. СталГРЭС вступила в строй.

Особое место в программе восстановления отрасли отводилось Днепрогэсу. Официально началом возрождения ГЭС считается конец 1944 г.: в декабре ГКО принял постановление о развертывании работ на станции. В действительности же вопросами восстановления Днепровской ГЭС занимались задолго до освобождения ее от гитлеровцев.

Нарком Д.Г.Жимерин на разрушенном фашистами Днепрогэсе. 1944

Плотина станции имела две проходные галереи (потерны), расположенные на разных высотах. Энергетики с группой военных подводников (эпроновцев) несколько раз проникали с левого берега в верхнюю потерну: она была обследована наполовину, до места, где оказалась сплошная перегородка – в этой части ничего не было обнаружено. В нижнюю потерну далеко проникнуть не удалось. Начались попытки перебраться по плотине на правый берег, делать это можно было только ночами, с большим риском. В конце концов люди сумели пробраться, несмотря на систематическое освещение ракетами и заградительный обстрел, на правый берег плотины. Пользуясь присланными из наркомата чертежами, минеры под носом у немецкой охраны нашли вход в потерну с правого берега. В глубине галереи оказалась также глухая перегородка. В нее проходил пучок кабелей. С соблюдением всех предосторожностей минеры перерезали кабели и вернулись на левый берег, предварительно побывав в машинном зале электростанции. В последующие ночи не раз проверяли, не обнаружили ли немцы повреждения кабеля.

Гитлеровцы взорвали сопрягающий устой, нулевой и первый бычки плотины, часть щитовой стенки, которая является участком плотины с напорными трубопроводами, подводящими воду к турбинам гидростанции. Вода с ревом пошла через большой проран. Теперь путь был действительно непроходим и уже нельзя было предотвратить подготовку фашистами взрыва здания станции и сохранившейся части плотины. Но при этом повреждение кабеля советскими минерами немцы так и не обнаружили.

Отступая, гитлеровцы приложили все усилия, чтобы уничтожить Днепрогэс. Плотина была взорвана в ночь с 29 на 30 декабря во многих местах по верхней потерне, куда можно было быстро занести взрывчатку. Повреждения были огромны, здание электростанции разрушено, сильно пострадала подстанция и город энергетиков, однако взорвать плотину до основания оккупантам не удалось. Позднее при допросе пленного немецкого офицера было установлено, что в нижней части плотины находились авиабомбы общим весом в 100 тонн. Они были уложены в двух замурованных донных отверстиях. К ним и шли кабели, которые удалось советским минерам обнаружить и перерезать. Благодаря этому плотина Днепрогэса была спасена от полного разрушения.

Первый год восстановительных работ ушел на подготовительные мероприятия: разборку разрушенных конструкций, расчистку территорий, создание производственно-транспортной инфраструктуры и др. Основные строительные работы развернулись уже после окончания войны.

Большую роль на первом этапе восстановительных работ сыграли энергопоезда. Они выполняли функции небольших мобильных электростанций. В качестве парогенераторов использовались паровозы. Турбоагрегат и конденсатор к турбине монтировались на отдельных железнодорожных платформах, распределительное электрическое устройство со щитом управления и жилые помещения размещались в двух крытых вагонах. В течение 1943–1944 гг. было создано 19 энергопоездов суммарной мощностью 21 тыс. кВт. За это же время они выработали 15,5 млн. кВт-ч электроэнергии. Установленная мощность железнодорожных ТЭС составляла, по свидетельству Ф.В. Сапожникова, 750; 1,2 тыс. и 1,5 тыс. кВт. «Турбинная и электрическая часть таких станций,– отмечает Федор Васильевич,– комплектовалась оборудованием с небольших заводских электростанций, а источником пара для турбин служили паровозы серии ФД».

Первый поезд обеспечивал электроэнергией Сталинград. Вслед за ним передвижная энергетика обслуживала города Ростов, Харьков, Киев, Севастополь, районы Донбасса и Кривого Рога. Два энергопоезда были отправлены в Крымский район, три – в Белорусскую ССР и пять – в Латвийскую, Литовскую и Эстонскую ССР. Для ввода в действие энергопоезда требовалось от двух до четырех недель – ничтожный срок по сравнению с временем, уходившим на восстановление и пуск стационарных электростанций. Энергия поездов шла на освещение, подачу воды в жилые помещения, ее откачку из затопленных шахт, проведение восстановительных работ в сфере городского хозяйства. После восстановления электростанций энергопоезда передвигались в другие районы.

Усилия Д.Г. Жимерина по расширению производственного фронта НКЭС и решению бытовых вопросов тружеников отрасли способствовали победе энергетиков в «битве за киловатты» и возвращению в строй разрушенного врагом. Благодаря самоотверженному труду советских энергетиков – эксплуатационников, строителей, ремонтников, проектировщиков, монтажников, наладчиков – установленная мощность электростанций СССР в 1945 г. практически достигла довоенного уровня и составила 11124 тыс. кВт. Выработка электроэнергии в 1945 г. всеми электростанциями страны составила 43,25 млрд. кВт-ч, что на 5 млрд. кВт-ч меньше, чем в 1940 г.

Руководство страны высоко оценило вклад отрасли в победу над врагом: указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 апреля 1945 г. около 3 тыс. работников электрических станций, электросетей, строительств, заводов, НИИ и КБ, а также одиннадцать лучших электростанций были удостоены высоких правительственных наград. В числе награжденных был и нарком: в июне 1945 г. М.И. Калинин вручил ему второй орден Ленина.